sirottka: 1 (1)
Оригинал взят из [livejournal.com profile] sekta_pelevin у [livejournal.com profile] sirottka в Однажды в ЖЖ: рассказ в XVI постах
Эту рукопись мы с Кокой (точнее я, когда Кока отвернулся) подбросил в почтовый ящик Пелевина в надежде на то, что .... Рукопись эта была, конечно, не рукопись, а флэшка, потому как содержала не только текст, но и мультимедиа и была частью какого-то блога.
Я решил привести ее тут, отдельными постами.

Prolog

В начале августа 2012 г. мне исполнилась та самая дата, час Х, после которой на следующий же день я собрал свои манатки и без всякой прокрастинации поехал на железнодорожный вокзал. В Москве намечалась встреча старых френдов. Должны были быть Две Кати, Алёна из Нальчика, Александра из Минска, парень из Внуково, супружеская пара из Новосибирска и даже пара самых настоящих писателей.

I

Приехав в столицу, я остановился в мини-отеле «Крошка Енот»  в полутора тысячах метров от метро «Митино». Ещё по приезду я очень был огорчён, когда узнал, что Алёна не смогла приехать. Генезис моего журнала был буквально связан с её именем. Не смогли приехать и ребята из Новосибирска, у них получалось только осенью.

Встреча состоялась в московском интернет-кафе «Троялль».

В центре заведения стоял розовый рояль, за которым кто-то переодетый в ильюшку исполнял мелодию из детства. Слова перемежались с названиями аккордов: «еэм цэ бэ в слезах парнишка жи би ему соврала я немножко эмц..».

На рояле валялись два облупленных огурца, а бело-розовая беременная медведица блевала в серебряное ведёрко для шампанского. «bleat,  весело было».

Я оглядел зал.

За тремя сдвинутыми столиками сидели знакомые мне лица. Первой я узнал Катю Первую. Она сидела спиной и была одета в домашний халат и рваные колготки, которые были видны из-под стульчика. Да-да - подумал я - это же тот самый хэллоуиновский наряд, я видел его на фотке в журнале у Второй Кати. "Стать домработницей при любящем муже и детях, как-то раз помыть пол дома и застрелиться" - таков был её внутренний пиздец.

Между двумя катями сидел серо-белый котяра. Свои лапы он положил одной на плечи, другой - на коленки. Когда я подошёл ближе, котяра запрокинул голову и посмотрел на меня снизу вверх, не здороваясь. Я тоже не поздоровался.

Привет! - сказал я всем остальным.

Здравствуй, девочка! - ответили мне. Я посмотрел на своё отражение в зеркале - под глазами у меня были фингалы, на голове - зелёный платок, а в руке - две конфетки, растопыренные в разные стороны как V - знак победы оппозиции на прошедших президентских выборах в России.

II

К столикам подошёл официант и, извинившись, поинтересовался, чей мотоцикл «Урал» загородил парковочное место. Котяра сорвался с места и побежал на трёх лапах к выходу. Четвёртой лапой он вырвал клок из юбки Кати и она задралась, оголив левую ногу в чулке.

Я сел на его место, поправил катину юбку и поцеловал девочек в щёчки по очереди. Потом они потянулись поцеловать меня, но я пригнул голову и они слились в шикарном лесбийском поцелуе.

Я пересел напротив.

- Бывшие лесбиянки, предавшие идеи феминизма – озвучила мою мысль Людмила Вячеславовна.

Я посмотрел на пустой стул слева от меня. Людмила Вячеславовна была скрыта как и все записи в её журнале.

- Ну, Лёлик – продолжила Людмила Вячеславовна – выпьем?

- Спасибо, я не пью.

Пока Первая Катя наливала водку, Вторая, в образе девочки с короной, тут же принялась за меня:

- Скажите, вы приехали чтобы что?

Сказал бы я ей зачем я приехал. Если б сам знал.

Ну всё, начинается фирменный приём-вопрос-допрос. Поэтому я решил подпортить Кате настроение. Лучше иметь дело с моржом (или тюленем)-людоедом, чем с холодной принцессой – подумал я.

- Вы говорили, у вас есть знакомый, который лично знаком с Пелевиным – напомнил я.

Но енотик высунул язык:

- Да, он скоро должен подойти.

- Пойду к Татьяне Никитичне – сказала пиратка и направилась к дивану возле окна, на котором возлежала Никитична. Я вспомнил, что сегодня суббота.

Зал был огромный и в разных концах сидели ЖЖ-сообщества. Я помахал детской ручкой знакомым из ru_pelevin. Они сидели неподалёку и обсуждали новый роман писателя, который ожидался через полгода, если верить контрактной системе в издательстве «Эксмо». Я в это не верил.

Я покосился на диван: Татьяна Никитична что-то рассказывала Кате, трогала её за волосы и гладила лицо. На рояле меряли шмотки девочки из какого-то барахольного сообщества. Потом они начали жечь тряпки в ведёрке для шампанского. Медведица, из которой торчали два огурца, валялась под роялем. В дальнем углу пижоны из «один бдень» крутили на стене свои слайды.

Наконец, музыка в зале смолкла и на рояль влез Тёма, посшвыряв ногами весь этот мусор. Вокруг рояля громоздились блогеры первого, затем – второго уровня.

Начался вечер сисег и я с опаской посмотрел на Катю - пойдёт ли участвовать. Мне бы не хотелось.

- Я точно не буду - сказала Людмила Вячеславовна.

III

Конкурс выиграла Катя и теперь она сидела с Тёмой и Никитичной за одним столиком. Я был рад за неё.

Потом выступали Рустем, Навальный – он собирал деньги на важное дело. Они говорили очень правильные и добрые слова и я проникся атмосферой вечера.

Я решился и сорвал зелёный платок, стёр оливкой синяки под глазами и отдал конфеты Людмиле Вячеславовне.

И я стал самим собой, не юзерпиком, не клоуном у пидарасов, а тем, кем был до начала своей семейной жизни, которая как мне теперь показалось, отняла у меня свободу. Мне снова было 22 и словно не было ещё стольких же лет никчемного опыта, жизни без любви. И я, несмотря на всё, был благодарен всем людям, которых я встретил в этой сказочной стране, самой реальной из всех существующих, и которые помогли мне снова стать человеком.

Я посмотрел на Катю – она всё прочитала в моих глазах. Теперь передо мной сидела серьёзная, как с фоток эрры, в черном элегантном платье она – Iнтригующая Zайка. Такой она мне запомнилась и на ступеньках в Берлине и на набережной в Москве.

- Позвольте пригласить Вас на танец – промямлил я.

- Только соло – напомнила она.

- Хорошо.

Зал расступился и мы вышли на середину. Катя подошла ко мне, взяла меня за руку и ободряюще улыбнулась. Я закрыл глаза и представил как мы парим над залом, все смотрят на нас и завтра напишут в своих блогах. Мы попадём в топ ЖЖ…

- Скажи ей – Людмила Вячеславовна парила вместе с нами.

Я открыл глаза и мы упали на пол – я уронил Катю.

- Я вас люблю – сказал я. – Я люблю вас, девочки!

IV

Около 4 утра мы с Людмилой Вячеславовной вышли из «Троялля». Я предложил поехать ко мне в «Крошку Енот» - опасаться домогательств друг от друга нам было нечего и поэтому мы могли разделить мою койку на двоих, даже раздевшись.

Людмила Вячеславовна добавила снова меня в друзья, её записи и она сама снова стали видны мне.

На дороге таксовал котяра на своём «Урале», прицепив к нему коляску. Но мы решили не рисковать, раскрывая ему мой отель, и пошли ловить тачку с круглым рулём.

У нас с Людмилой Вячеславовной на это раннее утро был один маленький план, даже два плана, собственно поэтому мы свалили чуть раньше других.

Во-первых, нам нужно было раздобыть денег, да побольше, чтобы можно было купить сразу по квартире, желательно на проспекте Кутузовском или на крайняк – Славянском (бульваре). Бульварную квартиру мне даже больше хотелось, чем проспективную.

Во-вторых, нужно было поделить Катю между нами по-честному. Я согласился с тем, что Людмила Вячеславовна знала её дольше меня, и я признал наличие у неё шанса. Вообще ящетаю, тот, кто знаком с девушкой более продолжительное время, чем ты, имеет некоторый приоритет и с ним нужно считаться. Поэтому я со снисхождением и даже с грустью отношусь к тем, кому предстоит уступить своё замысленное или залёженное местечко %).

Ещё направляясь в Москву, я знал, что денег здесь валяется под ногами даже больше, чем полиэтиленовой смерти. Людмила Вячеславовна полностью разделяла такой взгляд на мусор, ибо в Женеве ей приходилось иногда и за 10% поставлять клиентов из России в местные бутики, не говоря уже про сложности с открытием сувенирочной палатки рядом с мэрией.

Поэтому мы решили не спешить с выбором такси, а постоять лишние полчаса, зато чтоб наверняка.

- Нет, не эта – сказала Людмила Вячеславовна, когда я собрался остановить чёрный лимузин. – В этой вряд ли.

- Вы б сошли с дороги, вас же не видно.

- Так, давай-ка вон ту, Лёлик, тормози.

Пока я разговаривал с водителем относительно условий договора перевозки на северо-запад, Людмила Вячеславовна, обежала машину, вглядываясь в окна и подала радостный жест.

Серебристый кейс с десятью миллионами долларов в крупных купюрах и в бриллиантах был на месте – валялся забытый кем-то на заднем сидении.

Когда мы тронулись, нас обогнал блестящий  Harley Davidson Softail Custom 105 Anniversary Edition – Катя неслась по утренней Москве, даже не думая держаться за байкера. Это было великолепное зрелище и мы переглянулись.

V

- Давайте за этим хамером!

- Харлеем.

- Так, никуда я не поеду, – сказал водитель, уже погонялся давеча.

- Мы покупаем автомобиль, освободите водительское кресло! – Людмила Вячеславовна вышла на асфальт. – Сирота, заплати из моей доли.

- Сами поведёте?

- Ты ж лишён за пьянку. Думаешь, если в Женеве меня возила моя любовница Мишель, так я не умею?

Тут нас обогнал ещё один мотоцикл – в коляске «Урала» сидел мультяшный волк, он добродушно помахал нам пошлым букетом.

- Сними быстрей с ручника, я за эти фаллообразные ручки браться не буду. Патриархат в автомобилестроении сплошной! - Людмила Вячеславовна втопила страпон газа до самого до ограничителя и началась погоня.

Ветер шевелил на её голове короткие синие волосики. «Настоящая женщина – подумал я с восхищением – мужиков бы делать из таких баб».

Я включил магнитолу: «мерещицца… то ли большая… то ли малая минетчица..».

- Как вы думаете, куда Катя может ехать?

- Ну не на кладбище же в такую рань, хотя у неё такое случается. Начнёт день на немецком кладбище, закончит – весельем.

- Может моющий пылесос покупать?

- В такую рань? В такую рань она покупает в интернете. Потом она всё это возвращает и ждёт возврата по полгода – а чё, хорошее вложение.

- Что делать? Мы отстали, харлей – серьёзная машина, не хуже урала.

Она остановила машину.

- Что ещё делать? Будем ждать, когда Катя напишет новый пост. Напишем глупый комментарий и по ответному засечём её по ip.

- А если опять ночевать дома не будет?

- Найдём. Поехали в твой енот.

Мы приняли душ и легли под одну простынь голые – было жарко.

- А знаешь, Лёлик, я ведь до того как стать радикальной феминисткой, была замужем. Ты знал?

- Да ну?.. ну, знал… догадывался.

- Да знал ты. Ты мне ещё коммент оставил, помнишь ту историю, когда муж моей любовницы застукал нас, пришёл и подстрелил моего мужа.

- А зачем вам Катя, тёть Люд?

- Смеяться будешь. Но я хочу удочерить её. У меня ведь детей не было и нет и не будет.

- Шутите, у Кати есть родители.

- Лишняя мать никому не повредит.

Тут я задумался. Я сам рос без отца. Почти сиротой. Мать всё детство знакомилась с какими-то мужиками; один, помню, дорогую модель «ТУ-134» подарил, а второй к этой модели пропеллер выстругал, а третий – помог запустить в небо. Но я всегда знал, что у меня должен быть «родной» папа. Но вот лишний, например, был не нужен. «Ага, подумал я – удочерить, а потом…».

- Шучу я. Давай спать.

Мы прижались спинами.

- Помнишь, что было сказано?

- Что?

- Что нам «love will come».

- Нам? – спросил я.

- Нам, – сказал появившийся в темном проёме двери человек очень крепкого сложения с высеченным лицом. Где-то я видел его на юзерпике в Катиных френдах. - Маяковский!

- Was vergangen ist, muss auferstehen! – сказал человек по-немецки и выпустил в нас очередь из маркера с лазерным прицелом и подствольным гранатомётом.

Я не умер только потому, что читал «Краткую историю пейнтбола в Москве». Людмила Вячеславовна не читала, поэтому ненадолго отдала концы.

VI

Мы уже давно с Людмилой Вячеславовной скупали через подставных лиц старые Катины вещи.

Мы брали всё – одежду, которую складывали в сундук для использования в пятиминутке, мусор – всё имело для нас культовое значение.

Однажды Людмила Вячеславовна даже предложила проникнуть в Катину квартиру через окно (рабочие красили дом и малярная люлька висела прямо напротив окна) и оторвать на память кусок туалетной бумаги, которой пользовалась Катя, но я был категорически против использования незаконных методов.

Однако мы поднялись на этой люльке и когда Кати не было дома изучали через окно без какой-либо завеси содержимое комнат. Мы запоминали расположение вещей, фотографировали, а потом играли на деньги, кто лучше запомнил расположение вещей, аккуратно разбросанных Катиной рукой в приятном беспорядке.

Однажды, когда мы решили заглянуть окно на кухне, мы увидели какого-то дядьку, которого Катя угощала белорусскими драниками. Этот гость вел себя странно: когда Катя отворачивалась, он вместо того, чтобы, например, смотреть на её задницу, воровато ел. Мы подумали, что он уже достаточно насмотрелся на Катю на работе (начальник?) и пришёл просто в гости.

Надо сказать, что не только сама Катя, её вещи, но и её личная жизнь была для нас чем-то святым. У нас была тысяча возможностей подсмотреть за интимной жизнью, но принципиально этого не делали, так что даже под пыткой нам нечего было бы сказать. Мы точно знали с кем, когда и где Катя встречается, но как это происходит, мы знать не хотели ни за что.

В другой раз мы долго, через подставного лица, упрашивали Катину подругу, которой Катя подарила свои браслеты – продать нам их. Девушка отчаянно нуждалась в деньгах, но на сделку не пошла, вызвав искреннее уважение у нас. Мы бы тоже поступили также.

Я забыл сказать, мы купили с Людмилой Вячеславовной одну квартиру на Славянском бульваре в Москве, а на остальные деньги купили акции «Яндекса». Нужно ли говорить что это квартира расположена в доме напротив Катиного и оборудована подзорным телескопом?

Сегодня вечером мы совершали пятиминутку «бытового символизма». Мы вообще старались строить жизнь по Катиным тегам.

Людмила Вячеславовна достала из сундука одежду – точь в точь такую, которая была у Кати в «шмоточном посте». Сегодня она напялила школьное платьице с белым воротничком и белые чулочки. Я одел обтягивающие не рваные леггинсы, открытую блузку и заложил руки за голову, приступая на одну ногу. Людмила Вячеславовна, щёлкая пальцами, делала движения ногами в школьном платьице.

- Всё-таки мы ебанутые с вами.

- Ебанутость – ещё не признак дурачины.

- А что признак?

- Секс без причины, – сказала Людмила Вячеславовна.

VII

Людмила Вячеславовна устроилась на диванчике и занималась рукоделием. В духовке у неё выпекалась ромовая баба.
Я сидел за письменным столом и углубился в чтение. Времени оставалось – один вечер, а нужно было въехать в тему, чтобы быть готовым к важной беседе.

Вчера состоялось собрание акционеров «Яндекса», в которой раньше работала Катя,  и мы с тёть Людой как крупные акционеры вытребовали себе административные должности в компании для решения важной задачи.
Мне с боем достался пост начальника Службы модерации. Пришлось повоевать за должность, ибо прежний дядька упёрся рогом, заплатить ему и отправить на стажировку в компанию «Гугл» на два месяца.

Людмиле Вячеславовне очень нравилась Женя Завалишина и она не стала валить её сразу на собрании, а пошла к ней в заместители управлять деньгами. «Потом свалим, время есть» - сказала она.
- Так, Лёлик, давай проверим, что ты там выучил. Помнишь фамилию самого знаменитого писателя детективов в мире скачек?
- Фрэнк Диксон, то есть Дик Френсис.
- Правильно. В каком году вышел «Спорт королев»?
- В 1957 году.
- Кличка орловского рысака?
- «Умный Ганс».
- Назови три команды.
- «Подойди!», «Сдуй бумажку!», «Стань параллельно скамье!».
- Основа обучения лошадей?
- Зоопсихология.

Потом мы занялись фоткой лошади в рамке. Нужно было выбрать такую комбинацию изображения и надписи к ней, чтобы знающий человек обязательно обратил внимание на несоответствие.
- Это должна быть какая-то знаменитая картина с лошадью – сказала Людмила Вячеславовна.
Поиск родной компании выдал ссылки:
Лошадь, испуганная молнией. Год исполнения: 1824.
Тигр, напавший на лошадь. Год исполнения: 1825-1828.
Сирота на кладбище. Год исполнения: 1823.
Мне сразу понравилось название картины Эжена Делакруа, но мы открыли ее, и там была почему-то девочка в правый полупрофиль.
- Давай про молнию.
На картине того же художника был изображён конь с яйцами, который был явно не в себе.
Нет, решили мы, ставить такое в офисе большого начальника, пожалуй, не стоит. Поэтому мы остановились на тигре.
Гуашевый тигр вцепился в бок коню или лошади – как говорить правильно, мы не знали. Вид схватки нам понравился. Одной из сторон были мы сами.
Подпись мы скомпилировали из тех названий, что были. Она гласила: «Эжен Делакруа. – «Тигр, напавший на испуганную лошадь на кладбище». Холст, масло, акварель, гуашь.».

Людмила Вячеславовна вскочила и побежала на кухню. Ромовая баба!
- Сгорела, блять. Знаешь на что она теперь точно похожа?
Ответ я знал из ЖЖ Людмилы Вячеславовны:
- На пизду!
- Ахаха.
В службе модерации работала Катина сестра, которая была специалистом по тренингу лошадей верховых пород.
Вот откуда у Кати сапоги для верховой езды, которые она одевала на свадьбу Дудолкиных - догадался я.

XIII

- Лёлик, мы с тобой богачи, а Катя последнюю картошку в Свиноёдово отвезла, ей есть нечего, - сказала Людмила Вячеславовна, когда зашла ко мне в кабинет на Яндексе.

- Присаживайтесь, Людмила Вячеславовна, – указал я ей полуофициально на скромное кресло у столика, - и не забывайте, что здесь я вас старше по должности.

- Ой, да не пизди, старшой, ты разместил свою викторину в ЖЖ?

- Да.

- Ну чо, заходила, смотрела, сказала?

- Заходила, но не отреагировала. Пока.

- А что ты там разместил?

- Линейку на фоне ватных палочек, рядом солонка – для отмазки, короче вариантов – море.

- Бля, ну ты догадался… У меня только один вариант есть.

- Какой?

- Линейка тебе нужна чтобы хуй мерять, ватные палочки – мазок из одного места брать, а соль – для комментариев.

- Не смешно. Как же нам узнать её кошелёк на Яндекс.Деньги, если не клюнет?

- Я тебе предлагала уже – могу порыться в базе у себя в отделе.

- Я против нелегальных методов.

- Не получится на электронный кошелёк ей слать, тогда так – наличку будем подбрасывать – найдет пакет с деньгами – не пойдёт же в полицию сдавать. Хотя может. Из рук же не возьмёт. Берёт только у близких и близких знакомых.

- А может, это самое, сделать как будто у неё в Штатах умерла прабабушка и оставила наследство, - предложил я.

- Так много наследников может объявиться. Кстати, Александра вышла на работу?

- Нет пока.

- Чо делать будем?

- Ждать до вечера.

Операция «Яндекс» у нас начала пробуксовывать в первый же день. Оказалось сейчас время летних отпусков, Александра на работе отсутствовала и её разработку пришлось отложить.
В своей пятикомнатной квартире мы обосновались в одной самой большой комнате, спали на полу в тряпках – японская мебель по заказу – две циновки и один матрац для гостей (на всякий случай) – должна была прибыть на следующей неделе.
В ожидании своей судьбы, которую должна была решить Катя, мы дали обет воздержания в форме назорейства, который включал в себя, среди прочего, полное воздержание от алкогольных напитков, воздержание от стрижки волос и от прикосновения к останкам умершего – памятуя о деле филолога-мумифициониста Москвина. Воздержание от секса он не включал и на это обратила внимание Людмила Вячеславовна. Между нами произошёл спор.
- Катя живёт половой жизнью, следовательно, и мы должны следовать её примеру, - сказала она.
Я был против такой узкой трактовки назорейства и предложил включить в него и воздержание от секса. Тогда Людмила Вячеславовна предложила золотую середину: от секса не отказываться полностью, но отказаться от измены Кати с другими половыми партнёрами.
- Как это? – спросил я.
- Лёлик, - разъяснила Людмила Вячеславовна, - посмотри на себя – ты и так похож на буратину, только наоборот, по утрам.
- Ну и что? Катя сама говорила, что утренний мужчина начинается с эрекции.
Мы сошлись на том, что некоторым самоудовлетворением всё-таки можно заниматься. В этот же вечер Людмила Вячеславовна начала со мной разведопрос, как говорят сыщики.
- Ты ведь читал в моём ЖЖ, что я андрогинна?
- Да, конечно, одно время под вашим влиянием я и сам думал, что я андрогин.
- Андрогинность – это такое состояние андрогина, когда он сам точно не знает, андрогин он или нет, верно?
- Ну, не знаю, в википедии там по-другому написано.
- Если я попрошу тебя помочь мне в соблюдении нашего обета, в той его части, которую к нему мы решили не относить, что скажешь?
Я знал о дилдо и страпонах в жизни очень мало. Когда-то очень давно я слышал, что вроде в такую штуковину нужно наливать горячую воду, закручивать как грелку и потом использовать в тёплом виде. Я видел в вещах у Людмилы Вячеславовны эти штуки, но так и не попросил рассказать о них, как-то не до этого было.
- Хорошо, - сказал я – так я пойду поставлю чайник?
- Ты мне, блять, щас весь кофейник поломал – обиженно сказала Людмила Вячеславовна.
Людмила Вячеславовна дулась недолго и, отойдя немного от  испорченного кайфа, напомнила о том, что Катя делает глубокую эпиляцию.
- Давай рассуждать логически. Если Катя делает бикини, значит кому-то это нужно?
- Ну кому? Кате это и нужно.
- Конечно, конечно, но ещё и тому, кто это может увидеть.
И мы решили это увидеть, легально абсолютно, разумеется. Другого пути кроме как сыграть в карты или бутылочку на раздевание мы не видели. И мы записались к Кате в гости.
Катя принимала посетителей у себя дома чуть не каждый день. К ней было трудно попасть, но нам она сделала исключение и на следующий вечер мы были у неё в гостях. Ходить к Кате в гости по нашим понятиям было можно, но без клептомании.
Пока Людмила Вячеславовна за японской ширмочкой переодевалась, я скользнул в ванную и напялил на себя все возможные трусы, решив не заголяться раньше времени.
Катя предложила нам сыграть в настольную детективную игру по «Коронации» Акунина. Я незаметно толкнул Людмилу Вячеславовну. Она предложила:
- Давайте уже на раздевание, что ли сыграем?
Я сделал вид, что ломаюсь, поправляя впившиеся в тело резинки от четырёх пар трусов и с надеждой глядя на Катю: она была раздеваема буквально на два раза.
- Давайте! – подхватила идею Катя, загадочно улыбаясь.
Надобно доложить,что я читывал Акунина – один раз и до того места, где в каком-то парке на скамейке кто-то почему-то принародно застрелился. Это было на первой странице произведения. Людмила Вячеславовна вообще знала дядь Гришу как «белоленточника» и всячески проклинала его. Короче, мы плохо подготовились, надеясь поиграть на раздевание в обычного дурака.
Катя взяла роль доктора Линда, а я – Фандорина;  конец злодеяниям подлого доктора положить не удалось и мне на Катин выбор (штаны или майка) пришлось снять штанишки. Видимо моя грудь и пупок Катю не интересовали либо она что-то просекла.
Мы ещё раз сразились. Я опять проиграл и Катя указала на трусы. «Куда она клонит» – подумал я. Людмила Вячеславовна сидела, чуть сдерживая смех.
- Оу, вы носите двое трусов?
- Понимаете, это школьная привычка, – придумал я на ходу.
Катя вышла на кухню поставить чайник и мы плюхнулись в Катину постель – на одну минутку – ради этого мы, собственно, и приходили.

XII
В этом мире, полном зла и тёмных сил, для нас с Людмилой Вячеславовной (а мы, конечно, были олицетворением луча света в тёмном царстве) оставались два смертельно опасных врага – Маяковский и Гэспен [1].
Об этом мы помнили всегда. Оба они владели в совершенстве silence art, а искусство молчания – это и есть искусство comment-общения. Поэтому они знали о нас всё, мы о них – почти ничего. Один из них давно не вёл свой ЖЖ, второй – только под замком.
Смертельно опасными – не в том смысле, что они могли или хотели уничтожить нас, а в том, что, в случае поражения, мы были бы обречены на смерть от неизвестной доселе разновидности AAULS [2].
А я, по справедливому замечанию, склонен впадать в клиническую смерть от этой страшной и отнюдь не романтической болезни едва ли не каждую неделю.
Был ещё один момент: может быть, если бы Катя выбрала кого-нибудь нам симпатичного (коллегу, например), мы и не стали бы умирать…сразу.
Обо всём этом мы как раз и вели разговор накануне, когда пошли на встречу с Гэспеном. Мы предложили встретиться в приватном чате на Яндексе, но Гэспен что-то заподозрил и предложил обмениваться личными сообщениями прямо в ЖЖ. Любил он это дело.
Чтож, решили мы, классическая личка. Личка была хороша, но меня смущало одно: она сопровождала сообщения пояснительным текстом, оставшимся ещё от старого программного обеспечения: «такой-то» - писала личка - «wrote». Я воспринимал это как «врёт» - такой-то тебе врёт и дальше по тексту.
- Да это по-английски «написал» обозначает? - пояснила ЛЛ.
- Да знаю, знаю, а может это английская транскрипция русского «врёт»?
Для нас поводом для беседы явилось то, что Катя, после кофеепития с пончиками и старым ужом уже целых пять часов не появлялась в журнале, а на наше контрольное сообщение ответила странным текстом на латинице. У Кати при себе было всегда два аппарата – айфон и ещё один, но по нашим данным тоже русифицированный. Почему же текст был на латинице?
- Она в плену и воспользовалась чужим аппаратом, - сказал я Людмиле Вячеславовне, - её нужно спасать.
- Давай свяжемся в Гэспеном и пробьём его, может проговорится как давеча про свою станцию метро, - ответила Людмила Вячеславовна.
Возможно, Катя просто спала с мартышом и голышом, это мы допускали, но можно же было запостить хоть какой-то линкспам, чтобы дать знак, что всё прошло нормально.
Первыми сообщение направили мы. Гэспен получил его в таком виде:
- Дорогой друг! Мы случайно разыскиваем Катю, вы не знаете где она? – соврал сироттка.
- Должно быть дома, – врёт Гэспен.
- Что ты сделал  с Катей, старый ползучий чемодан?
- Чейнджемкнул я твою чейнджемиху, - сказал правду Гэспен. Тут я ему поверил, несмотря на предупреждение лички.
- Негодяй! – я приподнялся с кресла, но Людмила Вячеславовна взяла меня за плечо.
- И стала она женьшенихой – женюсь я на ней.
- Ты врёшь, Гэспен, где Катя?
Прошла минута, две, пять – ответа не поступало. Должно быть Гэспен переключился на Катю.
- Что будем делать?
- Звони!
- Прямой ей, прямо на телефон Кате? Это запрещено уставом!
- Звони, закажи ужин, любитель-параноик! У мамы она была.
______
1 g'span - человек, который «больше не будет заниматься сексом с девственницами, потому что они становятся слишком цепкими» (Urban Dictionary).
2 AAULS  - Acquired anguish of unrequited love syndrome – Синдром Приобретённой Тоски вследствие Неразделённой Любви.

XIV

Сегодня нам удалось проникнуть в потайные замыслы наших врагов и мы готовились к решающему сражению под Москвой.

Я почему-то мысленно видел подземную подмосковную  речку Неглинку, заключённую в каменный свод, металлическую решётку в конце этого тоннеля и свозь решётку видел на другой стороне Москва-реки (куда впадала Неглинка) здание бывшей кондитерской фабрики «Красный Октябрь», где сейчас располагался один из креативных творческих центров Москвы.

Мы решили проверить обстановку на месте и нашли какой-то пост про Неглинку в ЖЖ. Мы смотрели фотки того самого каменного свода и дошли до решётки, на которой пост обрывался. Далее шли комментарии и наше внимание привлёк один из них, написанный некто old_enot. Коммент был остроумный и мы посетили этот журнал, который назывался «Журнал старого енота».

Это была ловушка, расставленная Гэспеном. Тотчас появилось всплывающее окно и в нашем ноуте, к которому был подключен большой монитор, зазвучала до боли (в руках) знакомая музыка первого уровня «Doom». Все кнопки в браузере были заблокированы. Выйти было невозможно.

Лет пятнадцать назад я провел за этой игрой столько времени, что до сих пор помню в подробностях каждый коридор, каждый лифт и стену. Но сейчас вместо зелёной жижи была более прорисованная река Неглинка, заключённая в каменный свод. Вдоль свода по обеим сторонам был бетонированный узкий проход, в стенах имелись ниши.

Мы – девочка в зелёном платке и рисованная тётенька с заколкой – длинной ватной палочкой в волосах и с ножницами в правой руке (такой была Людмила Вячеславовна до встречи с радикальными феминистками) стояли на левом проходе, прижавшись к стене.

Мы решили пройти до первой ниши, из которой падал свет и отражался в мутной воде. На стене была красная кнопка и лифт, расписанный фантастическим узором из фигурок «I» и «Z» поднял нас на верхний уровень и остановился. Створка ушла в сторону и нам открылось пространство в виде вагона метро. На противоположном от нас сиденье расположился пожилой мужчина учёного вида в костюме и очках с широкими стёклами, смотревший на нас и поджавший губы так, как будто решал, что с нами делать.

За спиной Гэспена, в стекле окна вагона мы видели отражение Кати, которая сидела с гордо поднятой головой, склонённой слегка на бок, в руке у неё был пульт (от телевизора?). Она смотрела изучающе в спину Гэспена. Так, быть может, смотрит порядочная девушка на человека, сделавшего ей непристойное предложение, когда он отвернулся подлить себе выпить.

Снимок

Но Катя была за толстым двойным стеклом.

- Ты хотел узнать как ходит и как говорит Катя? – спросил Гэспен. – Смотри же.

Вагон тряхнуло и он тронулся. Катя встала и пошла следом со стороны отражения, пытаясь остаться у нас на виду. Поезд ускорялся и ей пришлось уже бежать. Она что-то говорила и я понял, что хотел увидеть именно движение её губ, а не сам голос.

- Это все твои вопросы? – переспросил Гэспен.

- У Кати выразительная мимика, - сказал я.

- И пантомимика, ми-ми-ми - съязвил и передразнил Гэспен.

- Старый дурак, если думаешь, что она умиляется твоим перлам.

Но всё-таки он утёр нам нос на этот раз и мы вышли на следующей станции весьма в плохом расположении. На лестнице в метро я небрежно толкнул женщину и она рассыпала целый мешок жареной курицы. Только потом мы узнали, что буквально за нами шла Катя, выпутавшись-таки из зеркального застеколья.

sirottka: 1 (1)

по мотивам сексуальных фантазий блогера ЖЖ sirottka (2012 год)


«Я ревную ко всему, что мне в вас остается неизвестным»
Ги де Мопассан, «Семейный мир»

- всё события – выдуманы;
- некоторые детали могут быть узнаваемы,
но не стоит воспринимать написанное в духе
философии яндекс.директ как прямое адресное предложение;
- слишком откровенные фразы даны на английском
и в примечаниях к ним – в обратном переводе
на нефритовый язык, или язык камасутры.

I


В жизни у меня всё было хорошо, за исключением может быть того, что я страдал некой формой сексуальной дисфункции.

Само по себе женское тело, всё эти прелюдии, петтинг меня возбуждали, но не настолько и не достаточно, чтобы во время fucked coitus (1) я бы мог achieve orgasm (2).

Для того, чтобы произошло ejaculation (3) я должен был в процессе fucked coitus подобрать ключевые слова, нужную фразу или слово, тег, которые подходили бы именно к этой конкретной девочке и произнести её про себя, представить.

Например, это могло быть: «she swallows my milk» (4)

Я был знаком со всевозможной литературой по данному предмету и поэтому относил себя к «интеллигентным импотентам», которые, как я вычитал, составляют основной и наиболее трудный в терапевтическом отношении контингент «сексуальных ипохондриков» в структуре стёртых депрессий.

Я думал, что мой интеллектуальный уровень настолько низок, что я не способен понять разницу между половым влечением и эрекцией, что я близок к генитальному типу, когда нужна, по Мопассану, «непристойность слов и тела», а такое «порочное чувство может быть только к девкам» (5).

Возможно, до этого у меня и были только «девки».

«До этого» - это я имею в виду до моего путешествия в другие города, где должны были произойти развиртуализации с замечательными девушками, моими френднессами по ЖЖ.

(to be continued…)

---------------

1 – любовное соединение в «человеческой» позе, лицом к лицу.

2 – излить негу.

3 – гибель Помпеи от Везувия, т.к. все три вулкана в Индии не достигают высоты и одного км.

4 – она выпивает янскую влагу.

5 - Ги де Мопассан, «Семейный мир» (комедия в двух актах).

II


Мой путь лежал на север к friendessa (1), записи в журнале которой меня привлекли ещё в ноябре прошлого года, за месяц до одной ожидаемой книжной новинки от Пелевина. В первой же записи, которая мне открылась после mutual friendship (2), она как раз и писала про Новинки (3).

Если вы не были в Минске, этот город может сразу и не понравиться. Лично я в нём прожил ровно половину шестилетнего срока и даже имел счастье побывать в родильном доме на улице Бельского. Но и в нём я впервые ощутил awkwardness (4).

Пока ещё ни турки, ни китайцы, ни сами белорусы не настроили обещанных гостиниц, пришлось на один день и одну ночь остановиться в Троицком предместье.  Устроившись в harem (5), я стал getting ready for bed (6).

Мы договорились встретиться у меня в номере. Я ждал на месте и около 22-00 она была прекрасна, she liked me (7).

Я в ней отметил образ жизни горожанки, рассудительность, добрый нрав, надлежащее поведение, прямоту, предусмотрительность, верность слову, знание, где и когда действовать, стремление избежать тоски, лишнего смеха, клеветы, злословия, гнева, жадности, высокомерия, непостоянства; учтивость. Надеюсь, это были наши common features (8)

В таких ситуациях трудно рассчитывать на успех, если ты не близко знакомый с детства и не находящийся в расцвете юности, или не вошедший в доверие благодаря играм и другим занятиям.

Мы видели друг друга впервые, и мне пришлось прибегнуть к различным уловкам. Не скажу, чтобы я «звенел украшениями,  или расправлял члены, или дал ей под каким-нибудь предлогом знать о своем желании» (как рекомендует Камасутра), но я заблаговременно приобрел портретик Есенина и поставил его на видное место, также по дороге в отель я купил на улице рыжую плюшевую лисичку и во время дружеской беседы мял её в руках. Древнее писание рекомендует и более вероломные способы знакомства, такие как вступить в дружбу с подругой или другим человеком, имеющим возможность общаться с ней или использование посредника.

Я понял, едва завязав знакомство ещё в ЖЖ, что с такими девушками как она, harassments (9) должен быть осторожным, все новыми и новыми усилиями я прогонял ее тревогу. В том уединенном месте постепенно совершались приближение, объятия и поцелуи (10).

Я следил, чтобы the sluggishness didn't develop into chronic inaction (11) и произнёс про себя: «I awake in someone else's dream» - таковы были ключевые слова, приведшие к itch satisfying (12).

-----------------------------------

1.   Не запретная женщина, познавшая пятерых мужчин (Камасутра, глава 5, сутра 33).

2.   Одно из десяти состояний любви (Камасутра, глава 40, сутра 5).

3.   Писихбольница под Минском.

4.   Стыд деревенской жительницы перед горожанином, сведущим в искусствах (Камасутра, глава 40, сутра 31).

5.   Место, куда жены проводят горожан, переодетых женщинами (Камасутра, глава 49, сутра 6).

6.   Способ увеличения, когда, растерев член щетинкой насекомых, живущих на деревьях, он смазывает его сезамовым маслом, снова растирает, снова намазывает и, когда образуется вздутость, ложится вниз лицом на кровать - так, чтобы член свешивался вниз (Камасутра, глава 49, сутра 25).

7.   Достоинства женщины: наделенная красотой, юностью, ценящая достоинства, а не деньги, склонная к соединению по любви, постоянная в мыслях, не обманывающая, стремящаяся к превосходному, всегда бескорыстная и любящая компанию и искусства (Камасутра, глава 50, сутра 13).

8.   Достоинства, общие для мужчины и женщины (Камасутра, глава 50, сутра 14).

9.   Выяснение поведения женщины, когда может быть выяснено и ее чувство (Камасутра, глава 50, сутра 1).

10. Таковы домогательства (Камасутра, глава 45, сутра 24).

11. Женщина наслаждается, когда мужчина медлителен, и бывает недовольна, когда он быстр (Камасутра, глава 6, сутра 26).

12. Слава и долгая жизнь (Камасутра, глава 64, сутра 51).

III


В 21-30 отправлялся скорый фирменный поезд № 2/1 Минск – Москва. У меня был билет в вагон класса СВ, двухместное купе и почти 10 часов пути в неизбежность (1).

Я просматривал в fb видео про енотика, который желал всем спать и одним глазом –  перрон, на котором появились девушка и парень. Парень приобнял  и поцеловал девушку и она прошла в вагон. Он долго смотрел, как она зашла в моё купе и расположилась на втором месте. Они улыбнулись друг другу – парень как-то печально и knowingly (3), а девушка with a jeer (3).

Я не стал даже знакомиться с девушкой, хотя она была явно не против знакомства с мужчиной, с которым предстояло провести ночь в закрытом двухместном купе.

Позволив девушке переодеться, я вернулся, и, не раздеваясь, прилег и закрыл глаза. Мне пришло в голову, что я трахаюсь всегда с закрытыми глазами.

[[[ Я представил проспект Вернадского в Москве и он явился мне просторным и пустынным даже, с большими расстояниями между зданиями, с кинотеатром «Звёздный», до реконструкции, домами студента. В одном из этих 23-этажном доме, на 9 этаже, в одной из комнат, я увидел девушку, она сидела на кровати и держала в руке зеркальце. Вообще-то это была мальчиковая комната, выделенная для абитуры на время вступительных экзаменов.

В центре комнаты сидел я и наливал пиво из 3-литровой банки. Парень из Казахстана излагал восточную философию, а другой философ, из Украины, вышел рассказывать байки к девочкам, рот у него не закрывался. Не помню уже, боялись ли они вступительного экзамена по иностранному, но я, как только узнал, что он будет первым, сразу махнул рукой и пошёл за пивом. Понятное дело, будь он хоть вторым, у меня было бы два-три дня выучить язык. Выселяли не сразу, пока придёт привет из комиссии, можно было пожить около месяца, чем многие и пользовались. Эта девочка, почтовый работник из Пензы, третье лето поступала на философский факультет. Она приезжала to become pregnant from the lord (4).

В соседнем блоке как раз поселился один элегантный fucker (5), из высшей варны, на которого запала девушка из Пензы. Но и я ей, судя по всему, нравился, видя во мне miracle in feathers (6).

Она видела меня насквозь и пригласила вечером прийти к ней в комнату. Весь вечер я бродил по коридору, наблюдая за этими двумя. Но стоило мне отвлечься, как они уединились в его комнате. Я подошёл к двери и приложил ухо к замочной скважине. Было тихо, ни звука беседы, ни скрипа, ни стона. Всё ясно, делает минет, решил я, и обозвал её stinker, bitch, minetchitsa, selling creature (7).

Утром она сама подошла ко мне и проводила свою комнату. Она разделась сама и помогла мне, но у меня ничего не получалось ни на кровати ни на кухонном столике. Я тогда ещё не научился подбирать ключевые слова, да и никогда не имел intimate affinity (8).

Вечером я провожал её на поезд. Мы подошли к такому же вагону СВ, я поцеловал её и она заняла место в одном купе с мужчиной лет 35 ]]].

После Смоленска я уснул, и мне приснилось дерево в девственном лесу Амазонии. Меж двух ветвей была  расщелина, наполненная чистой ньютоновской viscous liquid. Я взобрался на дерево, приблизился и хотел испить чистой влаги, как сверху спустился хищный енот, ступив лапой в чистый родник и расплескав воду. Это было его дупло, залитое дождём.

(to be continued…)

---------------------------------

1. Апокалипсис.

2. С улыбкой, опустив голову (Камасутра, глава 27, нить 28).

3. Она не глядит в лицо; когда же он глядит на нее, обнаруживает стыд (Камасутра, глава 27, нить 25).

4. Найти предлог и приоткрыть какую-нибудь красивую часть тела (Камасутра, глава 27, нить 26).

5. Мужчина, который стремится к девушке, узнав, что она благородного происхождения, рождена в богатой, окруженной друзьями семье и имеет неиспорченные зубы, ногти, уши, волосы, глаза, грудь и здоровое от природы тело (Камасутра, глава 23, нить 2).

6. Мужчина, который, взяв девушку, живет, подобно слуге  (Камасутра, глава 24, нить 23).

7. Пусть при сватовстве он избегает носящей неблагоприятное имя, скрытной, выданной за другого,  оскверненной мужчиной, названной именем созвездия, именем реки, именем дерева (Камасутра, глава 23, нить 13).

8. Приближение к девочке (Камасутра, глава 26, нить 23).

sirottka: 1 (1)
Фотки: фотоальбом ЖЖ sirottka.
Музыка: Panzer Flower feat. Hubert Tubbs - We Are Beautiful.
Обработка: Киностудия Windows 8.1.



whistling

Aug. 8th, 2014 04:07 am
sirottka: 1 (1)
Волшебные мгновения
Любви двух сердец!

Я никогда не забуду, как мы поцеловались

Вечеринка на Хэллоуин,
Когда все пришли
В забавных костюмах...

Perry Como / Magic Moments



Sertun

Aug. 4th, 2014 02:06 am
sirottka: 1 (1)
Одинокие реки впадают в море, в море,
В широко раскрытые объятья моря.
Одинокие реки вздыхают: "Жди меня, жди меня".
Я приду домой,
Подожди же меня.

Unchained Melody / The Righteous Brothers


sirottka: 1 (1)
Однажды мальчик, переодетый в девочку, с головой, покрытой цветастым платком и фингалами под глазами по имени Лёлик и старая высокая лысая (после химиотерапии) лесбиянка из Женевы, уроженка села Холмогоры Архангельской губернии Людмила Вячеслававна, съезжаются в Москву, чтобы развиртуализироваться и познакомиться с бисексуалкой Катей. Поначалу друзьям - аферистам, а у каждого из них своя цель, удаётся попасть на вечеринку к Кате, но скоро Катя распознаёт их замыслы и прерывает общение. Между тем, над самой Катей сгущаются тучи: она попадает в компанию русских националистов, которые организовывают свой штаб у неё на квартире и каждый вечер жарят бедную курочку в её хорошей газовой духовке и прокручивают фарш через специально сделанный нож.
рубка
Саундтрек сериала:


sirottka: 1 (Default)



Мы смотрели это видео всю ночь и утро.

- Почему мы не первые, Людмила Вячеславовна? – спросил я. – Когда начали смотреть, было уже 17 просмотров на ютубе.

- Тебе ж надо было поскорей камент написать, застолбить первое место.

Мы договорились пойти через две недели в филёвский парк и, переодевшись двумя бомжами, сидеть в кустах на подстраховке, когда Катя будет наливать керосин в огненный шест.

- Поставьте ещё раз. Я сегодня на работу не пойду.

Мы смотрели ещё и ещё, и Людмила Вячеславовна рассказала историю про Огненное Сердце, девочку, которая провела первые годы жизни в приюте при монастыре и про Фронт освобождения Эритреи.

- Вот тебе и День без поста в ЖЖ!

- Это святое.


beginning http://sirottka.livejournal.com/91122.html
sirottka: 1 (Default)

по мотивам сексуальных фантазий блогера ЖЖ


«Я ревную ко всему, что мне в вас остается неизвестным»
Ги де Мопассан, «Семейный мир»

- всё события – выдуманы;
- некоторые детали могут быть узнаваемы,
но не стоит воспринимать написанное в духе
философии яндекс.директ как прямое адресное предложение;
- слишком откровенные фразы даны на английском
и в примечаниях к ним – в обратном переводе
на нефритовый язык, или язык камасутры.

I


В жизни у меня всё было хорошо, за исключением может быть того, что я страдал некой формой сексуальной дисфункции.

Само по себе женское тело, всё эти прелюдии, петтинг меня возбуждали, но не настолько и не достаточно, чтобы во время fucked coitus (1) я бы мог achieve orgasm (2).

Для того, чтобы произошло ejaculation (3) я должен был в процессе fucked coitus подобрать ключевые слова, нужную фразу или слово, тег, которые подходили бы именно к этой конкретной девочке и произнести её про себя, представить.

Например, это могло быть: «she swallows my milk» (4)

Я был знаком со всевозможной литературой по данному предмету и поэтому относил себя к «интеллигентным импотентам», которые, как я вычитал, составляют основной и наиболее трудный в терапевтическом отношении контингент «сексуальных ипохондриков» в структуре стёртых депрессий.

Я думал, что мой интеллектуальный уровень настолько низок, что я не способен понять разницу между половым влечением и эрекцией, что я близок к генитальному типу, когда нужна, по Мопассану, «непристойность слов и тела», а такое «порочное чувство может быть только к девкам» (5).

Возможно, до этого у меня и были только «девки».

«До этого» - это я имею в виду до моего путешествия в другие города, где должны были произойти развиртуализации с замечательными девушками, моими френднессами по ЖЖ.

(to be continued…)

---------------

1 – любовное соединение в «человеческой» позе, лицом к лицу.

2 – излить негу.

3 – гибель Помпеи от Везувия, т.к. все три вулкана в Индии не достигают высоты и одного км.

4 – она выпивает янскую влагу.

5 - Ги де Мопассан, «Семейный мир» (комедия в двух актах).

II


Мой путь лежал на север к friendessa (1), записи в журнале которой меня привлекли ещё в ноябре прошлого года, за месяц до одной ожидаемой книжной новинки от Пелевина. В первой же записи, которая мне открылась после mutual friendship (2), она как раз и писала про Новинки (3).

Если вы не были в Минске, этот город может сразу и не понравиться. Лично я в нём прожил ровно половину шестилетнего срока и даже имел счастье побывать в родильном доме на улице Бельского. Но и в нём я впервые ощутил awkwardness (4).

Пока ещё ни турки, ни китайцы, ни сами белорусы не настроили обещанных гостиниц, пришлось на один день и одну ночь остановиться в Троицком предместье.  Устроившись в harem (5), я стал getting ready for bed (6).

Мы договорились встретиться у меня в номере. Я ждал на месте и около 22-00 она была прекрасна, she liked me (7).

Я в ней отметил образ жизни горожанки, рассудительность, добрый нрав, надлежащее поведение, прямоту, предусмотрительность, верность слову, знание, где и когда действовать, стремление избежать тоски, лишнего смеха, клеветы, злословия, гнева, жадности, высокомерия, непостоянства; учтивость. Надеюсь, это были наши common features (8)

В таких ситуациях трудно рассчитывать на успех, если ты не близко знакомый с детства и не находящийся в расцвете юности, или не вошедший в доверие благодаря играм и другим занятиям.

Мы видели друг друга впервые, и мне пришлось прибегнуть к различным уловкам. Не скажу, чтобы я «звенел украшениями,  или расправлял члены, или дал ей под каким-нибудь предлогом знать о своем желании» (как рекомендует Камасутра), но я заблаговременно приобрел портретик Есенина и поставил его на видное место, также по дороге в отель я купил на улице рыжую плюшевую лисичку и во время дружеской беседы мял её в руках. Древнее писание рекомендует и более вероломные способы знакомства, такие как вступить в дружбу с подругой или другим человеком, имеющим возможность общаться с ней или использование посредника.

Я понял, едва завязав знакомство ещё в ЖЖ, что с такими девушками как она, harassments (9) должен быть осторожным, все новыми и новыми усилиями я прогонял ее тревогу. В том уединенном месте постепенно совершались приближение, объятия и поцелуи (10).

Я следил, чтобы the sluggishness didn't develop into chronic inaction (11) и произнёс про себя: «I awake in someone else's dream» - таковы были ключевые слова, приведшие к itch satisfying (12).

-----------------------------------

1.   Не запретная женщина, познавшая пятерых мужчин (Камасутра, глава 5, сутра 33).

2.   Одно из десяти состояний любви (Камасутра, глава 40, сутра 5).

3.   Больница под Минском.

4.   Стыд деревенской жительницы перед горожанином, сведущим в искусствах (Камасутра, глава 40, сутра 31).

5.   Место, куда жены проводят горожан, переодетых женщинами (Камасутра, глава 49, сутра 6).

6.   Способ увеличения, когда, растерев член щетинкой насекомых, живущих на деревьях, он смазывает его сезамовым маслом, снова растирает, снова намазывает и, когда образуется вздутость, ложится вниз лицом на кровать - так, чтобы член свешивался вниз (Камасутра, глава 49, сутра 25).

7.   Достоинства женщины: наделенная красотой, юностью, ценящая достоинства, а не деньги, склонная к соединению по любви, постоянная в мыслях, не обманывающая, стремящаяся к превосходному, всегда бескорыстная и любящая компанию и искусства (Камасутра, глава 50, сутра 13).

8.   Достоинства, общие для мужчины и женщины (Камасутра, глава 50, сутра 14).

9.   Выяснение поведения женщины, когда может быть выяснено и ее чувство (Камасутра, глава 50, сутра 1).

10. Таковы домогательства (Камасутра, глава 45, сутра 24).

11. Женщина наслаждается, когда мужчина медлителен, и бывает недовольна, когда он быстр (Камасутра, глава 6, сутра 26).

12. Слава и долгая жизнь (Камасутра, глава 64, сутра 51).

III


В 21-30 отправлялся скорый фирменный поезд № 2/1 Минск – Москва. У меня был билет в вагон класса СВ, двухместное купе и почти 10 часов пути в неизбежность (1).

Я просматривал в fb видео про енотика, который желал всем спать и одним глазом –  перрон, на котором появились девушка и парень. Парень приобнял  и поцеловал девушку и она прошла в вагон. Он долго смотрел, как она зашла в моё купе и расположилась на втором месте. Они улыбнулись друг другу – парень как-то печально и knowingly (3), а девушка with a jeer (3).

Я не стал даже знакомиться с девушкой, хотя она была явно не против знакомства с мужчиной, с которым предстояло провести ночь в закрытом двухместном купе.

Позволив девушке переодеться, я вернулся, и, не раздеваясь, прилег и закрыл глаза. Мне пришло в голову, что я трахаюсь всегда с закрытыми глазами.

[[[ Я представил проспект Вернадского в Москве и он явился мне просторным и пустынным даже, с большими расстояниями между зданиями, с кинотеатром «Звёздный», до реконструкции, домами студента. В одном из этих 23-этажном доме, на 9 этаже, в одной из комнат, я увидел девушку, она сидела на кровати и держала в руке зеркальце. Вообще-то это была мальчиковая комната, выделенная для абитуры на время вступительных экзаменов.

В центре комнаты сидел я и наливал пиво из 3-литровой банки. Парень из Казахстана излагал восточную философию, а другой философ, из Украины, вышел рассказывать байки к девочкам, рот у него не закрывался. Не помню уже, боялись ли они вступительного экзамена по иностранному, но я, как только узнал, что он будет первым, сразу махнул рукой и пошёл за пивом. Понятное дело, будь он хоть вторым, у меня было бы два-три дня выучить язык. Выселяли не сразу, пока придёт привет из комиссии, можно было пожить около месяца, чем многие и пользовались. Эта девочка, почтовый работник из Пензы, третье лето поступала на философский факультет. Она приезжала to become pregnant from the lord (4).

В соседнем блоке как раз поселился один элегантный fucker (5), из высшей варны, на которого запала девушка из Пензы. Но и я ей, судя по всему, нравился, видя во мне miracle in feathers (6).

Она видела меня насквозь и пригласила вечером прийти к ней в комнату. Весь вечер я бродил по коридору, наблюдая за этими двумя. Но стоило мне отвлечься, как они уединились в его комнате. Я подошёл к двери и приложил ухо к замочной скважине. Было тихо, ни звука беседы, ни скрипа, ни стона. Всё ясно, делает минет, решил я, и обозвал её stinker, bitch, minetchitsa, selling creature (7).

Утром она сама подошла ко мне и проводила свою комнату. Она разделась сама и помогла мне, но у меня ничего не получалось ни на кровати ни на кухонном столике. Я тогда ещё не научился подбирать ключевые слова, да и никогда не имел intimate affinity (8).

Вечером я провожал её на поезд. Мы подошли к такому же вагону СВ, я поцеловал её и она заняла место в одном купе с мужчиной лет 35 ]]].

После Смоленска я уснул, и мне приснилось дерево в девственном лесу Амазонии. Меж двух ветвей была  расщелина, наполненная чистой ньютоновской viscous liquid. Я взобрался на дерево, приблизился и хотел испить чистой влаги, как сверху спустился хищный енот, ступив лапой в чистый родник и расплескав воду. Это было его дупло, залитое дождём.

(to be continued…)

---------------------------------

1. Апокалипсис.

2. С улыбкой, опустив голову (Камасутра, глава 27, нить 28).

3. Она не глядит в лицо; когда же он глядит на нее, обнаруживает стыд (Камасутра, глава 27, нить 25).

4. Найти предлог и приоткрыть какую-нибудь красивую часть тела (Камасутра, глава 27, нить 26).

5. Мужчина, который стремится к девушке, узнав, что она благородного происхождения, рождена в богатой, окруженной друзьями семье и имеет неиспорченные зубы, ногти, уши, волосы, глаза, грудь и здоровое от природы тело (Камасутра, глава 23, нить 2).

6. Мужчина, который, взяв девушку, живет, подобно слуге  (Камасутра, глава 24, нить 23).

7. Пусть при сватовстве он избегает носящей неблагоприятное имя, скрытной, выданной за другого,  оскверненной мужчиной, названной именем созвездия, именем реки, именем дерева (Камасутра, глава 23, нить 13).

8. Приближение к девочке (Камасутра, глава 26, нить 23).

sirottka: 1 (1)

XV. Блогеры в канун рождества Екатерины

В тот вечер, пятого числа от начала месяца Юлия Цезаря, «кудрявого» месяца, мы решили «уложить спать» Катю пораньше, чтобы успеть закончить архиважное дело.

Сказку читала Людмила Вячеславовна. Она начала словами:

«Жил-был на свете один мальчик…».

Я лежал на полу и слушал, не перебивая, ибо чревато было, особенно в канун праздника Дня, когда древними принято было встречаться с друзьями и избегать врагов. «Ну, мальчик, так мальчик».

«…И вот однажды, зимой, - продолжала Людмила Вячеславовна, склоняясь над колыбелькой, - в далёкие времена, ночью, когда в доме все спали, мальчик надел двойное тёплое бельё, взял с собой книги и отправился в Москву, где он никого не знал…».

Тут я навострил уши. Согласно последним нашим исследованиям, сказка обладала «эффектом переноса», о котором впервые написал Зигмунд (всех учёных и вообще людей мы называли только по именам) как о «копировании побуждений и фантазий».

«…Удивительная целеустремлённость была присуща мальчику. Он сумел объять все главные области знаний, глубоко проникнуть в самую сущность явлений, был энциклопедически образован…».

При слове «энциклопедически» я улыбнулся в темноте, самой доброй улыбкой, думая, что угадал, какого мальчика готовит к «переносу» Людмила Вячеславовна.

«…А когда мальчик женился, родилась у него дочь, которая была крещена в реформатской церкви с именем Екатерина. А что будет дальше, узнаешь завтра».

- Здорово, Людмила Вячеславовна,  - сказал я, когда сказка умолкла. – Этот мальчик, конечно, Катин папа, а родителей нужно вспоминать в день рождения.

- Да, дружок, но мальчик этот – Михаил Васильевич, урождённый Холмогорского края Архангелогородской губернии – мой земляк, хоть и не из деревни Мыза, как я. Я решила вспомнить про свои корни, детка. А Мыз там, деревень, – аж четыре штуки!

- Ах вот оно что: стало быть, отец Екатерины той – Васильев сын, а она тоже Васильева, тока внучка. Интересно как выходит, хоть и с натяжкой.

- Ты ещё скажи, что Катя Васильева – потомок Ломоносова!

- Всяк может быть, генеалогическое древо семьи Кати для нас до сих пор – тайна под двумя замками в её ЖЖ, а может и там нету.

Катя уснула и мы на цыпочках, чтобы не нарушить процесс переноса, прошли в секретную комнату, осторожно притворив за собой массивную дверь.

Людмила Вячеславовна уселась за ударную установку, я взял гитару и стал напротив микрофона. «Три-четыре» - сказала Людмила Вячеславовна. И я запел. Текст мы решили откорректировать за три оставшихся ночи, а пока репетировали то, что есть:

Я смотрю в её глаза
И не знаю что сказать,
Я хочу быть к ней ближе.

Только в тех глазах огонь
Ты случайно, просто так, не тронь,
Ты найди, что им движет.

Бог ли, ангел ли, в них поселён, но он силён.
Смотрит он и видит всё насквозь, и всё всерьез.

Я хочу с тобой, я хочу с тобой пожить,
Но веришь ли ты мне, веришь ли ты мне, скажи.
Ты – мой детектор лжи.

- Слушай, Лёлик, слово «пожить» звучит как-то пошло. Что значит «пожить»?

- А то и значит!)

.
sirottka: 1 (Default)
XIV

Сегодня нам удалось проникнуть в потайные замыслы наших врагов и мы готовились к решающему сражению под Москвой.

Я почему-то мысленно видел подземную под--московную  речку Неглинку, заключённую в каменный свод, металлическую решётку в конце этого тоннеля и свозь решётку видел на другой стороне Москва-реки (куда впадала Неглинка) здание бывшей кондитерской фабрики «Красный Октябрь», где сейчас располагался один из креативных творческих центров Москвы.

Мы решили проверить обстановку на месте и нашли какой-то пост про Неглинку в ЖЖ. Мы смотрели фотки того самого каменного свода и дошли до решётки, на которой пост обрывался. Далее шли комментарии и наше внимание привлёк один из них, написанный некто old_enot. Коммент был остроумный и мы посетили этот журнал, который назывался «Журнал старого енота».

Это была ловушка, расставленная Гэспеном. Тотчас появилось всплывающее окно и в нашем ноуте, к которому был подключен большой монитор, зазвучала до боли (в руках) знакомая музыка первого уровня «Doom». Все кнопки в браузере были заблокированы. Выйти было невозможно.

Лет пятнадцать назад я провел за этой игрой столько времени, что до сих пор помню в подробностях каждый коридор, каждый лифт и стену. Но сейчас вместо зелёной жижи была более прорисованная река Неглинка, заключённая в каменный свод. Вдоль свода по обеим сторонам был бетонированный узкий проход, в стенах имелись ниши.

Мы – девочка в зелёном платке и рисованная тётенька с заколкой – длинной ватной палочкой в волосах и с ножницами в правой руке (такой была Людмила Вячеславовна до встречи с радикальными феминистками) стояли на левом проходе, прижавшись к стене.

Мы решили пройти до первой ниши, из которой падал свет и отражался в мутной воде. На стене была красная кнопка и лифт, расписанный фантастическим узором из фигурок «I» и «Z» поднял нас на верхний уровень и остановился. Створка ушла в сторону и нам открылось пространство в виде вагона метро. На противоположном от нас сиденье расположился пожилой мужчина учёного вида в костюме и очках с широкими стёклами, смотревший на нас и поджавший губы так, как будто решал, что с нами делать.

За спиной Гэспена, в стекле окна вагона мы видели отражение Кати, которая сидела, закинув нога за ногу, с гордо поднятой головой, склонённой слегка на бок, в руке у неё был пульт (от телевизора?). Она смотрела изучающе в спину Гэспену. Так, быть может, смотрит порядочная девушка на человека, сделавшего ей непристойное предложение, когда он отвернулся подлить себе выпить.

Но Катя была за толстым двойным стеклом.

- Ты хотел узнать как ходит и как говорит Катя? – спросил Гэспен. – Смотри же.

Вагон тряхнуло и он тронулся. Катя встала и пошла следом со стороны отражения, пытаясь остаться у нас на виду. Поезд ускорялся и ей пришлось уже бежать. Она что-то говорила и я понял, что хотел увидеть именно движение её губ, а не сам голос.

- Это все твои вопросы? – переспросил Гэспен.

- У Кати выразительная мимика, - сказал я.

- И пантомимика, ми-ми-ми - съязвил и передразнил Гэспен.

- Старый дурак, если думаешь, что она умиляется твоим перлам.

Но всё-таки он утёр нам нос на этот раз и мы вышли на следующей станции весьма в плохом расположении. На лестнице в метро я небрежно толкнул женщину и она рассыпала целый мешок жареной курицы. Только потом мы узнали, что буквально за нами шла Катя, выпутавшись-таки из зеркального застеколья.




sirottka: 1 (Default)

XIII. Блогеры и тайное содержание

- Лёлик, мы с тобой богачи, а Катя последнюю картошку в Свиноёдово отвезла, ей есть нечего, - сказала Людмила Вячеславовна, когда зашла ко мне в кабинет на Яндексе.

- Присаживайтесь, Людмила Вячеславовна, – указал я ей полуофициально на скромное кресло у столика, - и не забывайте, что здесь я вас старше по должности.

- Ой, да не пизди, старшой, ты разместил свою викторину в ЖЖ?

- Да.

- Ну чо, заходила, смотрела, сказала?

- Заходила, но не отреагировала. Пока.

- А что ты там разместил?

- Линейку на фоне ватных палочек, рядом солонка – для отмазки, короче вариантов – море.

- Бля, ну ты догадался… У меня только один вариант есть.

- Какой?

- Линейка тебе нужна чтобы хуй мерять, ватные палочки – мазок из одного места брать, а соль – для комментариев.

- Не смешно. Как же нам узнать её кошелёк на Яндекс.Деньги, если не клюнет?

- Я тебе предлагала уже – могу порыться в базе у себя в отделе.

- Я против нелегальных методов.

- Не получится на электронный кошелёк ей слать, тогда так – наличку будем подбрасывать – найдет пакет с деньгами – не пойдёт же в полицию сдавать. Хотя может. Из рук же не возьмёт. Берёт только у близких и близких знакомых.

- А может, это самое, сделать как будто у неё в Штатах прабабушка оставила наследство, - предложил я.

- Так много наследников может объявиться. Кстати, Александра вышла на работу?

- Нет пока.

- Чо делать будем?

- Попробуем карманными ворами поработать, только наоборот -  может впихнём незаметно в сумочку в метро тысяч десять для начала.




sirottka: 1 (Default)

XII

В этом мире, полном зла и тёмных сил, для нас с Людмилой Вячеславовной (а мы, конечно, были олицетворением луча света в тёмном царстве) оставались два смертельно опасных врага – Маяковский и Гэспен. 1

Об этом мы помнили всегда. Оба они владели в совершенстве silence art, а искусство молчания – это и есть искусство comment-общения. Поэтому они знали о нас всё, мы о них – почти ничего. Один из них давно не вёл свой ЖЖ, второй – только под замком.

Смертельно опасными – не в том смысле, что они могли или хотели уничтожить нас, а в том, что, в случае поражения, мы были бы обречены на смерть от неизвестной доселе разновидности AAULS. 2

А я, по справедливому замечанию, склонен впадать в клиническую смерть от этой страшной и отнюдь не романтической болезни едва ли не каждую неделю. 

Был ещё один момент: может быть, если бы Катя выбрала кого-нибудь нам симпатичного ("коллегу", например), мы и не стали бы умирать…сразу.

Обо всём этом мы как раз и вели разговор накануне, когда пошли на встречу с Гэспеном. Мы предложили встретиться в приватном чате на Яндексе, но Гэспен что-то заподозрил и предложил обмениваться личными сообщениями прямо в ЖЖ. Любил он это дело.

Чтож, решили мы, классическая личка. Личка была хороша, но меня смущало одно: она сопровождала сообщения пояснительным текстом, оставшимся ещё от старого программного обеспечения: «такой-то» - писала личка - «wrote». Я воспринимал это как «врёт» - такой-то тебе врёт и дальше по тексту.

- Да это по-английски «написал» обозначает, - пояснила ЛЛ.

- Да знаю, знаю, а может это английская транскрипция русского «врёт»?

Для нас поводом для беседы явилось то, что Катя, после кофеепития с пончиками и старым ужом уже целых пять часов не появлялась в журнале, а на наше контрольное сообщение ответила странным текстом на латинице. У Кати при себе было всегда два аппарата – айфон и ещё один, но по нашим данным тоже русифицированный. Почему же текст был на латинице?

- Она в плену и воспользовалась чужим аппаратом, - сказал я Людмиле Вячеславовне, - её нужно спасать.

- Давай свяжемся в Гэспеном и пробьём его, может проговорится как давеча про свою станцию метро, - ответила Людмила Вячеславовна.

 Возможно, Катя просто спала с мартышом и голышом, это мы допускали, но можно же было запостить хоть какой-то линкспам, чтобы дать знак, что всё прошло нормально.

Первыми сообщение направили мы. Гэспен получил его в таком виде:

- Дорогой друг! Мы случайно разыскиваем Катю, вы не знаете где она? – соврал сироттка.

- Должно быть дома, – врёт Гэспен.

- Что ты сделал  с Катей, старый ползучий чемодан?

- Чейнджемкнул я твою чейнджемиху, - сказал правду Гэспен. Тут я ему поверил, несмотря на предупреждение лички.

- Негодяй! – я приподнялся с кресла, но Людмила Вячеславовна взяла меня за плечо.

- И стала она женьшенихой – женюсь я на ней.

- Ты врёшь, Гэспен, где Катя?

Прошла минута, две, пять – ответа не поступало. Должно быть Гэспен переключился на Катю.

- Что будем делать?

- Звони!

- Прямой ей, прямо на телефон Кате? Это запрещено уставом!

- Звони, закажи ужин, любитель-параноик! У мамы она была.

1 g'span - человек, который «больше не будет заниматься сексом с девственницами, потому что они становятся слишком цепкими» (Urban Dictionary).

2 Acquired anguish of unrequited love syndrome – синдром приобретённой тоски от неразделённой любви.




sirottka: 1 (Default)
XI. Блогеры укладывают Катю спать

В этот вечер наш тег-календарь стоял на отметке «вербализация». Мы закончили чайную церемонию ятак-самураев (ятак – это «Катя» наоборот) и ровно в 21 час, как и полагается, пошли в детскую укладывать Катю спать.

Это была очень строгая регулярная процедура. Она проводилась также и в профилактических целях, правда причинная связь между этой процедурой и реальным поведением Кати в Москве нами не была до конца изучена. Людмила Вячеславовна ещё писала трактат на эту тему. Важно отметить, мы щетали, что укладывая каждый вечер Катю спать, она будет меньше шляться по ночной Москве и опасному метро, меньше попадать в неприятные истории.

Уголок Кати находился в самой дальней комнате, в самом дальнем углу на самой дальней полке. Там стояли некоторые настоящие – из настоящего Катиного детства – вещи, её фотография в деревянной рамочке. По бокам стояли наши с Людмилой Вячеславовной фотографии, заретушированные под старину 1980-х годов прошлого столетия. Мы были Катиной семьёй.

Рядом стояла детская кроватка, несколько удлинённая, чтобы в ней поместилась Катина сура. В этот вечер Катю мы не купали перед сном, т.к. соответствующую по размеру детскую ванночку ещё не доставили, а в общей ванне детей купать нельзя, да и от раствора марганцовки, хоть и слабого, ванна окисляется.

Пока Людмила Вячеславовна расстилала постель, я, исполняя роль старшего брата, одетый для стерильности в белый медицинский халат, держал голенькую Катю на руках, чтобы осторожно положить её на чистую простынь.

Людмила Вячеславовна накрыла «ребёнка» и осторожно, чтобы не задеть детские погремушки, коими была увешана кроватка, легла на пол. К кроватке была привязана бечевка, в другой конец которой в форме петли можно было продеть ногу. Это изобретение позволяло не вставать ночью, чтобы покачать кроватку, когда ребёнок просто встревожился.

Катя лежала на правом боку и смотрела на свои игрушки. Я поправил её одеяльце, прикрыв большую цветную татуировку на левом плече и положил под одеялко айфончик. Потом я присел на стульчик возле кроватки и стал рассказывать Кате сказку перед сном.

«Жила-была на свете девочка Катя.

И вот однажды, летом далёкого года, когда маленькой Кате было шесть или семь годиков, родители взяли её гулять по Москве. Это был июльский тёплый день. Она шла, держась за папину руку по Пушкинской площади.

Она видела как возле редакции «Московских новостей» толпятся люди, много людей, что-то обсуждают и читают развешанные на стендах перестроечные газеты. Сама она уже умела читать.

Потом Катя с папой подошли к длинной очереди в только что открывшийся в Москве ресторан «Макдональдс». Молодой светловолосый Катин папа занял очередь за молодым темноволосым парнем, который был одет в джинсовый костюм, а на ремне у него была черная кожаная сумка, набитая книгами…».

- Это был ты? – спросила Людмила Вячеславовна.

Я продолжил, мысленно сделав ей выговор, а невербально показав пальчик – сказки нельзя было перебивать ни в коем случае, а то не сработает.

«Так вот, этот парень стоял в очереди и читал книжку. Катя прочитала на обложке его книги «Жюль Анри Пуанкаре» и больше никогда не видела этого парня. Их пути-дорожки разошлись. А что было дальше, ты узнаешь завтра…».

Потом я подошёл к кроватке, погладил Катю по головке, поправил косичку и она уснула.

Нам тоже пора было спать и мы пошли к компьютеру, вошли в настройки своих ЖЖ-аккаунтов и изменили статус с «активен» на «удалён». Это мы делали для того, чтобы, пока мы спали, наши журналы никто не спиздил. Без них никак, сами понимаете. Мы также отключали на ночь свои мобильники, чтобы, как нам представлялось, вороватые сотрудники компаний мобильной связи не пиздили деньги с наших счетов. «Уходя, туши, Лёлик, свет» - говорила всегда Людмила Вячеславовна, когда мы уходили с работы в «Яндексе», из-за чего в работе поисковика иногда возникали перебои.

- Ну зачем перебили процедуру вчера? - сказал я тёть Люде наутро. - Не сработало - опять Катя ночевала неизвестно у кого. У подруги, должно быть.

- Угу, где ж ещё.



sirottka: 1 (Default)
X

- Тащите её сюда, тащите. Да за волосы берите, а то рука щас оторвётся. Сюда её. От так. Примотайте скотчем, а то падает.

- А ты Лёлик, ты чего такой весь запыхавшись? Ты где был?

- Где тут вода у нас, где попить можно?

«Секретная комната» имела всё-таки двойное предназначение.

Днём мы там распевали и перекладывали на русский текст «Una furtiva lagrima», а ночью …

Всё-таки это большой стресс – заниматься реальной любовью, доложу я вам. Это романтикам всё до фонаря – помечтать и выбросить из головы, если экзистенциальный образ не совпадает с воображаемым. А когда, в натуре, любишь человека – он же разный бывает. Бывает – сердишься, бывает и убить хочется – такова диалектика любви.

Поэтому мы с Людмилой Вячеславовной испытывали такой стресс. И нам нужно было оторваться. На самой Кате мы оторваться не могли, когда нам казалось, что она как-то неправильно нас любит, разве что насолить в комментариях, поэтому мы заказали точную копию Кати – по последнему слову технологии куклостроения.

- Привязали? Ну всё, достала!

Я подошёл к «Кате» и остановился в 20 сантиметрах от её лица. На меня смотрели умные, внимательные глаза, медленно меняющие свой цвет (опция по заказу).

- Нет, ну вот что с ней сделать? Не могу я!

- А что вообще произошло, чего ты разгорячился, что мы притащили её сюда в полдник? Может ты есть хочешь?

- Да понимаете, Люда, не хочет сознаваться.

- В чём?

- Да ни в чём! Психотроллинг устраивает и всё. Скрытная стала как раньше.

- Возьми ущипни!

- За какое место?

- Ну не знаю, за ухо укуси возьми, только не порть экземпляр.

Я подошёл ещё и сильно сжал руку суры в рукопожании.

- Очень приятно, Лёлик, – представился я.

- Ну что, отлегло?

- Да, полегчало. Чё мы вообще к ней прицепились? Знаете, я ведь сегодня соблюдал все требования нашего бусидо в комментах:

1) был бесприкословно верен Кате;

2) не лгал; взвешивал каждое слово и неизменно задавал себе вопрос, правда ли то, что собираюсь сказать;

3) избегал распущенности;

4) без страха шёл на вражеские стрелы и копья.

- А в каком виде ты сидел у монитора?

- В трусах и в майке.

- Вот, Лёлик, а настоящий самурай, когда слышит разговор о своей госпоже или собирается сказать что-либо сам, должен встать и одеться!

- Так что, милый, садись-ка на место Кати, щас я тебя буду воспитывать, - сказала Людмила Вячеславовна.

И она начала: «верность, справедливость и мужество суть три природные добродетели самурая. Обладающий лишь грубой силой не достоин звания самурая. Не говоря уж о необходимости изучения наук, воин должен использовать досуг для упражнений в поэзии и постижения чайной церемонии»…

- Короче, иди ставь чайник, - снизошла она на сегодня.

- Ох, Людмила Вячеславовна, сегодня я как никогда был близок к провалу и забаниванию.




sirottka: 1 (Default)

IX

Для оборудования секретной комнаты мы выбрали одну из пяти имевшихся – внутреннюю, не имевшую общих стен с соседними квартирами или внешним пространством.

Эта комната предназначалась для проведения в ней экспериментов с материалом и проб, и основное требование было – полная звукоизоляция. Поэтому с помощью знакомых гастарбайтеров из Белоруссии мы первым делом нарастили массивные толстые стены из кирпича и бетона. Главным у них был Саня – с одного со мною района, я его нашёл без труда в подмосковном Красногорске, где он прижился у какой-то заведующей салона красоты. Эти ребята, насколько я их знал, хранили бы молчание под самым сильным прессом, если чо. Впрочем, назначение комнаты их совсем не интересовало, наши бабки – их работа, но Саня был тёртый пацан и не мог не просечь, что здесь что-то нечисто. Но – ни слова. Таков у них, судимых, закон, за лишнее слово придётся ответить, в том числе и перед нами с Людмилой Вячеславовной.

Завтра должны были устанавливать звукоизоляционные плиты, потом – деревянный каркас, утеплитель и гипсокартон. Ни один звук не должен был вырваться наружу и наоборот. В тот же день должны были привезти по особому заказу специальное оборудование и инструменты, при помощи которых мы собирались заставить заговорить даже дерево.

Настроение в тот вечер у нас было тревожное,  что ли, причём у обоих, было не до шуток. Мы не могли понять, что именно так повлияло на нас – думы о предстоящей работе в секретной комнате или угрюмые лица белорусских уголовников, которых мы привлекли для работы.

Как только строители ушли, Людмила Вячеславовна бросилась к компьютеру.

- Я так и знала.

- Что там, что?

- Читай.

Я похолодел, моё сердце защемила неимоверная тоска. Это был свежий пост от Кати, иллюстрированный фото в рамочке на кладбище. Вот откуда такое настроение.

Читая предпоследний абзац, мы облились слезами и завели разговор о Катиной душе.

Мы и до этого часто обсуждали, говоря словами Бабеля, «боковые улицы» её души. Людмила Вячеславовна нашла отрывок из «Тёмных аллей» Бунина: "Да, как прелестна была! Волшебно прекрасна! Со стыдом вспоминал  свои  последние слова  и то, что поцеловал у ней руку, и тотчас стыдился своего стыда. Разве неправда, что она дала мне лучшие минуты жизни?".

Я нашёл там же продолжение: «Да,  пеняй  на  себя.  Да,  конечно,  лучшие минуты. И не лучшие, а истинно волшебные!»

- Сиротка, - так называла меня Людмила Вячеславовна, когда речь заходила о чём-то возвышенном, - скажи теперь ты, милый, кем хочешь стать для Кати ты? Отцом стать, мужем, сыном, сватом?


- Почту за честь я стать для Кати братом!

Людмила Вячеславовна мирно уснула после такого моего каминаута, а я посмотрел на лежащую рядом книгу «Как обустроить домашнюю студию звукозаписи». «Секретная» комната должна была стать такой студией, в которой ко дню рождения Кати мы готовились сочинить и записать для неё песню в подарок. Лучшего мы ничего не придумали.




sirottka: 1 (Default)

VIII

Операция «Яндекс» у нас начала пробуксовывать в первый же день. Оказалось сейчас время летних отпусков, Александра на работе отсутствовала и её разработку пришлось отложить.

В своей пятикомнатной квартире мы обосновались в одной самой большой комнате, спали на полу в тряпках – японская мебель по заказу – две циновки и один матрац для гостей (на всякий случай) – должна была прибыть на следующей неделе.

В ожидании своей судьбы, которую должна была решить Катя, мы дали обет воздержания в форме назорейства, который включал в себя, среди прочего, полное воздержание от алкогольных напитков, воздержание от стрижки волос и от прикосновения к останкам умершего – памятуя о деле филолога-мумифициониста Москвина. Воздержание от секса он не включал и на это обратила внимание Людмила Вячеславовна. Между нами произошёл спор.

- Катя живёт половой жизнью, следовательно, и мы должны следовать её примеру, - сказала она.

Я был против такой узкой трактовки назорейства и предложил включить в него и воздержание от секса. Тогда Людмила Вячеславовна предложила золотую середину: от секса не отказываться полностью, но отказаться от измены Кате с другими половыми партнёрами.

- Как это? – спросил я.

- Лёлик, - разъяснила Людмила Вячеславовна, - посмотри на себя – ты и так похож на буратину, только наоборот, по утрам.

- Ну и что? Катя сама говорила, что утренний мужчина начинается с эрекции.

Мы сошлись на том, что некоторым самоудовлетворением всё-таки можно заниматься. В этот же вечер Людмила Вячеславовна начала со мной разведопрос, как говорят сыщики.

- Ты ведь читал в моём ЖЖ, что я андрогинна?

- Да, конечно, одно время под вашим влиянием я и сам думал, что я андрогин.

- Андрогинность – это такое состояние андрогина, когда он сам точно не знает, андрогин он или нет, верно?

- Ну, не знаю, в википедии там по-другому написано.

- Если я попрошу тебя помочь мне в соблюдении нашего обета, в той его части, которую к нему мы решили не относить, что скажешь?

Я знал о дилдо и страпонах в жизни очень мало. Когда-то очень давно я слышал, что вроде в такую штуковину нужно наливать горячую воду, закручивать как грелку и потом использовать в тёплом виде. Я видел в вещах у Людмилы Вячеславовны эти штуки, но так и не попросил рассказать о них, как-то не до этого было.

- Хорошо, - сказал я – так я пойду поставлю чайник?

- Ты мне, блять, щас весь кофейник поломал – обиженно сказала Людмила Вячеславовна.

Людмила Вячеславовна дулась недолго и, отойдя немного от  испорченного кайфа, напомнила о том, что Катя делает глубокую эпиляцию.

- Давай рассуждать логически. Если Катя делает бикини, значит кому-то это нужно?

- Ну кому? Кате это и нужно.

- Конечно, конечно, но ещё и тому, кто это может увидеть.

И мы решили это увидеть, легально абсолютно, разумеется. Другого пути кроме как сыграть в карты или бутылочку на раздевание мы не видели. И мы записались к Кате в гости.

Катя принимала посетителей у себя дома чуть не каждый день. К ней было трудно попасть, но нам она сделала исключение и на следующий вечер мы были у неё в гостях. Ходить к Кате в гости по нашим понятиям было можно, но без клептомании.

Пока Людмила Вячеславовна за японской ширмочкой переодевалась, я скользнул в ванную и напялил на себя все возможные трусы, решив не заголяться раньше времени.

Катя предложила нам сыграть в настольную детективную игру по «Коронации» Акунина. Я незаметно толкнул Людмилу Вячеславовну. Она предложила:

- Давайте уже на раздевание, что ли сыграем?

Я сделал вид, что ломаюсь, поправляя впившиеся в тело резинки от четырёх пар трусов и с надеждой глядя на Катю: она была раздеваема буквально на два раза.

- Давайте! – подхватила идею Катя, загадочно улыбаясь.

Надобно доложить, господа хорошие, что я читывал Акунина – один раз и до того места, где в каком-то парке на скамейке кто-то почему-то принародно застрелился. Это было на первой странице произведения. Людмила Вячеславовна вообще знала дядь Гришу как «белоленточника» и всячески проклинала его. Короче, мы плохо подготовились, надеясь поиграть на раздевание в обычного дурака.

Катя взяла роль доктора Линда, а я – Фандорина;  конец злодеяниям подлого доктора положить не удалось и мне на Катин выбор (штаны или майка) пришлось снять штанишки. Видимо моя грудь и пупок Катю не интересовали либо она что-то просекла.

Мы ещё раз сразились. Я опять проиграл и Катя указала на трусы. «Куда она клонит» – подумал я. Людмила Вячеславовна сидела, чуть сдерживая смех.

- Оу, вы носите двое трусов?

- Понимаете, это школьная привычка, – придумал я на ходу, - у нас в школе мальчики под спортивные шорты надевали плавки, чтобы на перекладине, делая подъем переворотом, не светить…

- Поэтому у некоторых развивается болезнь искривления члена – вставила Людмила Вячеславовна.

- Нет, это не от этого, - я покраснел и от дальнейшей игры отказался.

Катя вышла на кухню поставить чайник и мы плюхнулись в Катину постель – на одну минутку – ради этого мы, собственно, и приходили.




sirottka: 1 (Default)
VII

Людмила Вячеславовна устроилась на диванчике и занималась рукоделием. В духовке у неё выпекалась ромовая баба.

Я сидел за письменным столом и углубился в чтение. Времени оставалось – один вечер, а нужно было въехать в тему, чтобы быть готовым к важной беседе.

Вчера состоялось собрание акционеров «Яндекса», в которой раньше работала Катя,  и мы с тёть Людой как крупные акционеры вытребовали себе административные должности в компании для решения важной задачи.

Мне с боем достался пост начальника Службы модерации. Пришлось повоевать за должность, ибо прежний дядька упёрся рогом, заплатить ему и отправить на стажировку в компанию «Гугл» на два месяца.

Людмиле Вячеславовне очень нравилась Женя Завалишина и она не стала валить её сразу на собрании, а пошла к ней в заместители управлять деньгами. «Потом свалим, время есть» - сказала она.

- Так, Лёлик, давай проверим, что ты там выучил. Помнишь фамилию самого знаменитого писателя детективов в мире скачек?

- Фрэнк Диксон, то есть Дик Френсис.

- Правильно. В каком году вышел «Спорт королев»?

- В 1957 году.

- Кличка орловского рысака?

- «Умный Ганс».

- Назови три команды.

- «Подойди!», «Сдуй бумажку!», «Стань параллельно скамье!».

- Основа обучения лошадей?

- Зоопсихология.

Потом мы занялись фоткой лошади в рамке. Нужно было выбрать такую комбинацию изображения и надписи к ней, чтобы знающий человек обязательно обратил внимание на несоответствие.

- Это должна быть какая-то знаменитая картина с лошадью – сказала Людмила Вячеславовна.

Поиск родной компании выдал ссылки:

Лошадь, испуганная молнией. Год исполнения: 1824.

Тигр, напавший на лошадь. Год исполнения: 1825-1828.

Сирота на кладбище. Год исполнения: 1823.

Мне сразу понравилось название последней картины Эжена Делакруа, но мы открыли ее, и там была почему-то девочка в правый полупрофиль, на Собчак вроде бы не похожая:

- Давай про молнию.

На картине того же художника был изображён конь с яйцами, который был явно не в себе.

Нет, решили мы, ставить такое в офисе большого начальника, пожалуй, не стоит. Поэтому мы остановились на тигре.

Гуашевый тигр вцепился в бок коню или лошади – как говорить правильно, мы не знали. Вид схватки нам понравился. Одной из сторон были мы сами.

Подпись мы скомпилировали из тех названий, что были. Она гласила: «Эжен Делакруа. – «Тигр, напавший на испуганную лошадь на кладбище». Холст, масло, акварель, гуашь.».

Людмила Вячеславовна вскочила и побежала на кухню. Ромовая баба!

- Сгорела, блять. Знаешь на что она теперь точно похожа?

Ответ я знал из ЖЖ Людмилы Вячеславовны:

- На пизду!

- Ахаха.

В службе модерации работала Катина сестра, которая была специалистом по тренингу лошадей верховых пород.
Вот откуда у Кати сапоги для верховой езды, которые она одевала на свадьбу Дудолкиных - догадался я.




April 2017

S M T W T F S
       1
2 34 5 6 78
91011 12 131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 09:07 am
Powered by Dreamwidth Studios